nivigor (nivigor) wrote,
nivigor
nivigor

Каратели

Оригинал взят у ermakov_av в Каратели



Пала́ч - лицо, приводящее в исполнение приговор о смертной казни или телесном наказании. В переносном смысле термин используется как синоним для слов «мучитель», «каратель».

Каратель - член вооруженных формирований (обычно оккупационных), осуществляющих репрессии против определённых групп населения оккупированной или подвластной территории. Практикуются карательные акции против групп населения, как на чужой территории, так и на своей. По существу карательные акции являются средством террора.

Терро́р (лат. terror — страх, ужас) - устрашение мирного населения и не только, выражающееся в физическом насилии, вплоть до уничтожения. Террором также называется угроза физической расправы по политическим или каким-либо иным мотивам либо запугивание с угрозой расправы или убийства. Синонимами слова «террор» являются слова «запугивание», «устрашение».


Зачем я привожу эти определения в начале? Чтобы ещё раз вернуться к ним в завершении.

А сейчас хочу я обсудить действия наших российских органов опеки, медицины, полиции, судов, описываемые таким термином, как ювенальная юстиция.

Год назад, в январе 2015, вышел фильм “Ласковые палачи”, созданный членами общероссийской общественной организации защиты семьи “Родительское всероссийское сопротивление” (РВС), в котором на конкретных примерах из европейской и отечественной практики раскрывалась суть и угрозы внедрения ювенальной юстиции в России.


С 2013 года, когда было образовано РВС, накопился богатая статистика действий опеки, попадающих под все самые страшные обвинения, предъявляемые обществом ювенальной юстиции. Это и беззаконное циничное отобрание детей из рук родителей под предлогами заботы о детях, и разлучение семей по надуманным поводам из методичек о жестоком обращении с детьми, и похищение детей из домов, пока родителей нет рядом, и слежка за семьями, и многое многое другое.


Может быть кто-то думает, что правильно система ювенальной юстиции действует. Надо, мол, вырывать детей из рук жестоких родителей. Лучше в приюте жизнь ребёнку сохранить, чем оставлять его подвергаться издевательствам родителей.


Действительно есть семьи, где следует разбираться с жестокостью родителей. Громкие случаи жестокости к детям массово тиражируются в СМИ: мать держала ребёнка на цепи, отец заставлял ребёнка ходить в школу босиком в одних трусиках, жестокость родителей довела ребёнка до комы, в неблагополучной семье ребенок умер от голода, и тому подобные.


Однако, как показывает опыт действий ювенальной системы, детей “спасают” от родителей из вполне адекватных семей, а не из таких маргинальных. Создаётся впечатление, что жуткие случаи родительской жестокости пропагандируются именно для того, чтобы у большинства населения создать в голове определённую картину, связанную с такой жестокостью и не привлекать внимания к действиям самой опеки и прочих ювенальных служб.


А ведь действия опеки приводят к не менее ужасающим последствиям.


22 января 2016 года вышла передача Андрея Караулова Момент Истины по названием “Ювенальная юстиция”. В передаче как раз рассматриваются два случая отобрания детей, приведшие к смерти грудных детей.



В августе 2015 года у молодой семьи Тонких в посёлке под Новороссийском органы опеки изъяли двух детей (девочке Илоне 3 года, мальчику Родиону 3 месяца). Малыш находился на грудном вскармливании. Отобрали детей по причине малообеспеченности семьи. Опеку не устроило наполнение холодильника, отсутствие постоянного заработка у отца. Детей забрали и поместили в больницу.


Через 6 дней после отобрания детей Родион умер в больнице. В акте о смерти указана причина - Закрытая черепно-мозговая травма, отек мозга от прикосновения с тупом предметом с неопределенным намерением. Т.е. по-видимому ребёнка уронили. Однако позднее акт о смерти был переделан и в качестве причин смерти были указаны естественные причины.


Второй случай произошёл в октябре 2015 года. В семье мигрантов из Средней Азии у мамы истёк срок действия документов. Сотрудники ФМС повезли её к себе разбираться, а пятимесячного ребёнка забрали. Бабушка, у которой документы в порядке, умоляла, чтобы ребёнка отдали ей, однако ей было отказано.


На следующее утро маленький Умарали Назаров умер в больнице. Причиной назвали вирусную инфекцию, хотя накануне мальчика забирали с отличным состоянием здровья.

По вскрытию определено, что ребёнок скорее всего захлебнулся рвотой. Вероятно, потому что грудного ребенка стали кормить не подходящей ему смесью.


Оба случая отражают общую ситуацию с действиями ювенальных органов и отличаются от массы отобраний детей только тем, что нахождение детей вне семьи под опекой заботливых чиновников привело к их быстрой смерти.


В целом характерными чертами ситуаций с отобранием детей из семей являются:


  • Семьи молодые (в большинстве случаев);


  • Семьи не маргинальные, однако малообеспеченные и беззащитные (нет связей, покровителей, опыта борьбы с ювенальной юстицией);


  • Дети отбираются несмотря на их возраст, вплоть до грудничков;


  • Отобрание не сопровождается предварительными решениями судов или местных властей с чётким обоснованием причин изъятия, угрожающих жизни и здоровью детей;


  • Пренебрежительное и унизительное обращение с родителями и ближайшими родственниками;


  • Обещания вернуть детей с одновременным запуском процесса по лишению родительских прав;


  • Полное пренебрежение действующими законами, как в трактовании действующих норм, порядке организации действий по изъятию детей, так и подделке документов.



Ещё один случай циничного отобрания ребёнка у беззащитных родителей произошёл в Иркутской области. У Дианы Тихоновой, несовершеннолетней мамы (17 лет), в октябре 2015 года отняли шестимесячную дочь Софью. Семья проживала вместе с бабушкой Софьи и отцом ребёнка. Характер произошедшего случая полностью подпадает под описание бесчеловечных действий опеки, указанных выше.


Родители ребёнка очень молодые и вполне себе неопытные в общении с государственными органами.


Семья морально здоровая, родители и бабушка не пьющие, в асоциальных действиях не замечена, но при этом малообеспеченная, угнетённая службами опеки (при общении опека не считает их за людей и общается, как с низшими существами). Обратиться этой семье не к кому, кроме как к неравнодушной общественности.


Диану с Софьей на очередном осмотре в больнице (ребёнку исполнилось 6 месяцев) насильно закрыли на несколько дней в палате и через 4 дня отобрали ребёнка. Причиной называется обнаружение на теле ребёнка синяков, хотя все проведённые обследования показали, что ребёнок здоров и его жизни ничего не угрожает.


После отобрания Софьи опека не стесняясь обещала вернуть ребёнка маме, даже давала интервью корреспондентам, однако параллельно цинично фабриковала документы в суд на ограничение мамы в родительских правах. Дальнейшим шагом опека видит лишение мамы родительских прав.




Документы, представленные суду в качестве обоснования ограничения родительских прав мамы, без зазрения совести оформлялись задними числами.


За три месяца, пока Софья находится в доме ребёнка, она дважды попадала в инфекционную больницу, хотя до отобрания серьёзных болезней с ней не случалось. При этом добиться госпитализации мамы вместе с ребёнком удалось только после подключения общественников.


На сегодняшний день семья разлучена и за воссоединение придётся долго и упорно бороться.



Здесь я закончу описание конкретных случаев и вернусь к началу статьи.


Предлагаю ещё раз перечитать определения, приведённые вначале статьи. После изучения приведённых случаев, которые вовсе не единичные, становится очевидным, что государственные органы, осуществляющие функции ювенальной юстиции, по сути выполняют карательные операции против беззащитных семей, осуществляя террор своими беззаконными действиями, а в отдельных случаях превращаясь практически в палачей, убивающих отнятых детей.


В передаче Андрея Караулова действия таких госслужащих сравниваются с действиями фашистов во время Великой Отечественной войны, зверски разлучавшими матерей и детей. Чем показанные истории отличаются от тех трагедий, которые происходили тогда в Освенциме?


Люди, которые входят в состав опекунских советов и органов считают, что они по своему могут трактовать закон. У родителей отбирают детей, если начинают сомневаться, что родители их правильно воспитывают, если кому-то что-то показалось. Родители считаются виноватыми всегда и во всём.


Каждый факт является из ряда вон выходящим, за пределами человеческого понимания.

Органы опеки злоупотребляют тем, что в законах имеются лазейки, позволяющие безнаказанно для служащих входить в частные жилища и отнимать детей.


Кроме этого, в стране создан рынок замещающих семей. У нас старомодные представления, что если ребёнка взяли в семью, то его усыновили, т.е. сделали своим ребенком. За это можно только преклоняться перед людьми, радоваться за детей, нашедших семью. Сейчас другая система введена и широко стала эксплуатироваться. Это система опекунских семей, которым за этих детей платит государство. Т.е. у нас сейчас создана система платного родительства. В этом смысле - ребёнок воспринимается как товар.


Для принятия решения об изъятии ребёнка нужно вычленять главное, собрать всю доказательную базу для того, чтобы решить судьбу маленького человека. Разбираться надо с душой, с совестью, с чистым сердцем. В органах опеки, которые занимаются детьми, должны быть ответственные высокоморальные люди.


Очень плохо, что именно те службы, те институты, которые призваны заниматься несчастными детьми и неблагополучными семьями не демонстрируют примера человеческого отношения к человеку.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments