?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
РПЦ и Теология освобождения
nivigor
Оригинал взят у kmi9 в РПЦ и Теология освобождения


Сторонники латиноамериканской «Теологии освобождения» видят Церковь как институт, который поддерживает бедных в борьбе против эксплуатирующих их верхов во имя справедливости. Является ли РПЦ подобным институтом? Очевидно, что нет. Если бы российская Церковь серьёзно включилась в борьбу за справедливость, то, думаю, ей бы удалось повернуть политический процесс в стране в нужное русло. Но этого не происходит.

Что же мешает Русской православной церкви преобразоваться в направлении, заданным «Теологией освобождения»?Судя по цитатам, которые приводят идеологи концепции, священные тексты точно не запрещают ей вмешиваться в политику, а наоборот призывают: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю, не мир пришел Я принести, но меч» (Евангелие от Матфея). Очевидно так же и то, что католические ордена в политике участвуют довольно активно. Хорошая иллюстрация этому дана, например, в фильме «Крёстный отец». Значит это не является запретом.

Может быть есть некие церковные законы, которые этому мешают? Давайте рассмотрим документы РПЦ на предмет этих запретов. Непосредственное участие в политике Русской православной церкви запрещается документом под названием «Основы социальной концепции Русской православной церкви». Однако, нельзя сказать что этот запрет носит абсолютный характер. Рассмотрим документ подробнее. В нём есть пятый раздел под названием «Церковь и политика», в котором устанавливаются интересующие нас правила.

Основная идея, которая определяет отношение церкви к политике, выражается в том, что политическая борьба подразумевает множество различных движений и партий, которые преследуют разные цели, и, соответственно, поддержка одного движения приведёт к разладу с другими, что противоречит основной задачи церкви – объединять: «Перед лицом политических разногласий, противоречий и борьбы Церковь проповедует мир и соработничество людей, придерживающихся различных политических взглядов». Свою позицию авторы документа подтверждают ссылкой на слова апостола Павла, согласно которым священнослужитель должен быть «для всех… всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых».

Таким образом, церковнослужителям запрещено участвовать в политической деятельности, вступать в политические партии, избираться в органы государственной власти и не рекомендуется вступать в различные общественно-политические движения. Но не запрещено участвовать в голосовании на выборах:

«Невозможно участие церковного Священноначалия и священнослужителей, а следовательно, и церковной Полноты, в деятельности политических организаций, в предвыборных процессах, таких, как публичная поддержка участвующих в выборах политических организаций или отдельных кандидатов, агитация и так далее. Не допускается выдвижение кандидатур священнослужителей на выборах любых органов представительной власти всех уровней. В то же время ничто не должно препятствовать участию иерархов, священнослужителей и мирян, наравне с другими гражданами, в народных волеизъявлениях путем голосования».

Казалось бы путь к изменению общественного порядка для священнослужителей закрыт. Но дальнейшее чтение документа не оставляет и камня на камне от этого вывода. Продолжим:

«8 октября 1919 года святитель Тихон обратился к духовенству Русской Церкви с посланием, в котором призвал клириков не вмешиваться в политическую борьбу и, в частности, указал, что служители Церкви «по своему сану должны стоять выше и вне всяких политических интересов, должны памятовать канонические правила Святой Церкви, коими она возбраняет своим служителям вмешиваться в политическую жизнь страны, принадлежать к каким-либо политическим партиям, а тем более делать богослужебные обряды и священнодействия орудием политических демонстраций».

Необходимо подчеркнуть, что Тихон обратился к духовенству с призывом «стоять ВЫШЕ … политических интересов». По определению быть выше не значит не влиять на политику. Выше политики всегда есть уровни, которые направляют политический процесс. Это идеология или метафизика. Переходя на эти уровни, Церковь не отстраняется от политики, а наоборот, указывает ей вектор, направляет её.



Далее, по сути, подробно описано, каким образом это должно происходить. В документе указано, что в 1997 году на Архиерейском соборе было принято решение «Приветствовать диалог и контакты Церкви с политическими организациями в случае, если подобные контакты не носят характера политической поддержки. Считать допустимым сотрудничество с такими организациями в целях, полезных для Церкви и народа…»

Таким образом, церковь не имеет право напрямую участвовать в политической деятельности, находясь при этом в стороне, но может, тем не менее, влиять на него опосредовано, через близкие ей или даже подконтрольные организации. Она так же может и даже должна направлять мирян в «согласии с вероучением Церкви».

«Участвуя в управлении государством и в политических процессах, православный мирянин призван основывать свою деятельность на нормах евангельской морали, на единстве справедливости и милосердия (Пс. 84. 11), на заботе о духовном и материальном благе людей, на любви к отечеству, на стремлении преображать окружающий мир по слову Христову».

Допускается так же и участие мирян в «христианских (православных) политических организациях», которые «будучи свободны в своей деятельности, одновременно призываются к советованию с церковным Священноначалием, к координации действий в области осуществления позиции Церкви по общественным вопросам»

Таким образом, РПЦ согласно своим основополагающим документам может и даже должна влиять на политику с целью защиты интересов народа и своей паствы. Поэтому нельзя сказать и то, что изменение общества запрещено священнослужителям «юридически».

Тогда почему же влияние Церкви столь невелико? В отношении ювенальной юстиции, нового закона 323-ФЗ (в части ст. 116 «побои») РПЦ хоть и даёт свои негативные оценки, но решающего влияния это не производит.

Необходимо подчеркнуть, что Церковь обладает всеми необходимыми атрибутами субъекта способного не просто реагировать на негативную законодательную деятельность наших чиновников в области ЮЮ или любой другой, но и реализовывать полноценный исторический проект и менять общество. В монастырях по всей России служит порядка 7 тысяч монахов, не считая послушников и трудников. Это люди, сплочённые одной идеей и постоянно трудящиеся в рамках одной общины. Огромная паства, хорошая инфраструктура, деньги и конечно же связи во всех слоях общества. Почему же Церковь не встаёт на сторону бедных и не включается в борьбу за справедливость?

Остаётся один ответ – она не хочет.